Кристина, это не обидный вопрос. Я вам расскажу о своих ощущениях, не претендуя на истину.

В моей картине мира дело в следующем. Мы все испытываем нечто. Наша собственная оценка этого «нечто» опосредована (biased) той культурой, в которой мы выросли. Ещё строже, культурой, частью которой мы являемся.

Я испытал глубочайшее духовное чувство. Оно не было иллюзией, это было моё переживание. Я оценил его как присутствие Святого Духа, и это не было иллюзией. Это была моя оценка или называние, опосредованное моим опытом нахождения в религиозном движении. Именно такая оценка вписывалась в мою тогдашнюю картину мира.

Во-первых, впоследствии я изменил картину мира не просто не потеряв её согласованность, но многократно усилив. Во-вторых, впоследствии несколько раз я испытывал то же самое глубочайшее духовное чувство (я использую этот термин, «духовное чувство», потому что других в нашей культуре особо нет). Но мне не нужно называть его присутствием Святого Духа, потому что в моей сегодняшней картине мира нет концепции Троицы.

Живи я тысячу лет назад в Исландии, это назвали бы глотком мёда Квасира. В средневеком Китае — ещё как-нибудь. Но в самом чувстве нет ничего такого сверхъестественного, что требовало бы веры в сверхъестественное.

Written by

Executive coach, group trainer, advisor. Helping top managers to understand and pursue their individual mission.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store